«Я противоречу себе. Я большой. Я состою из множества».
Уолт Уитмен

В основе всей литературы по саморазвитию лежат две основные концепции рассмотрения мира. Такие книги, как «Подлинная магия» Уэйна Дайера, «Забота о душе» Томаса Мура, «Семь духовных законов успеха» Дипак Чопры, признают, что в человеке существует неизменное ядро (которое называется по-разному: душа или высшее «я»), управляющее нами и помогающее осуществить свое назначение. В такой концепции самопознание является признаком духовного взросления.

А кроме того, есть такие работы, как «Атлас пожимает плачами» Айн Рэнд, «Разбуди в себе гиганта» Энтони Роббинса, «Автобиография» Бенджамина Франклина, основная идея которых в том, что человек — чистый лист, на котором пишется его история. Никто лучше Фридриха Ницше не объяснил в следующих словах эту позицию:

«Активная, успешная природа действует не в соответствии с требованием «познай себя», но так, как будто у нее есть право командовать: попробуй захотеть стать собой, и ты станешь собой».

Самопознающая и самосоздающая личности — это, конечно, абстракции; каждый конкретный человек всегда заинтересован в объединении этих двух позиций. Но тем не менее обе эти точки зрения содержат идею о том, что «я» независимо и едино. Но в XXI веке нам придется исполнять множество ролей, быть членами многих сообществ и обладать несколькими личностями, поэтому наш опыт говорит о нашей сложности. Как саморазвитие учитывает такое положение?

В своей книге «Наполненное я» Кеннет Герген предполагает, что старая идея единого «я» должна измениться, так как необходимо принимать во внимание многообразие психологической жизни человека или то, что он называет «мультифреничной личностью». Другой писатель, Роберт Джей Лифтон, в книге «Протеевское я: постоянство человека в эпоху фрагментарности» говорит, что для того, чтобы избежать ощущения разорванности на части, нам необходимо изобретать для себя все более сложное «я», которое понимает свое многообразие. Только такое «протеевское я» способно справиться с пониманием сложного мира. Для Лифтона единое «я» не умерло; наоборот, оно переживает новое рождение.

Однако будет ли это более сложное устройство личности способно справиться с технологическим прогрессом? Какими станут люди в XXI веке, чтобы суметь пользоваться преимуществами генной инженерии и другими технологиями, чтобы изменить свою личность? Если мы будем обладать способностью изменить своя «я» до такой степени, то что такое «самопознание», каким его представлял Платон?

Ученые убеждены, что многие дети, которые родятся в новом веке, будут жить более ста лет, даже более 140 и 150: за такой долгий период времени ощущение личности станет целостным или же будет 15 периодов изменений — отношения, работа, семья, карьера, события в мире. Останется ли в этом случае чувство целостности и уверенности? Кроме того, остается возможность сохранения информации нашего мозга надолго после того, как тело умрет, с последующей пересадкой его в другое тело.

Еще более сложные технологические изменения, касающиеся применения технологии к человеческому телу, несомненно, поставят людей перед вопросом «Что такое личность?» В будущем для «Бегущего по лезвию бритвы» идея самопознания может перестать быть целью «постчеловека».

Книги по самосовершенствованию появились в результате краха определенности и распада традиционного уклада жизни. Но литература всегда подразумевала, что мы знаем свое «я». Поскольку это убеждение ставится под сомнение, будущие книги по саморазвитию станут гидами нашему «я».