Декабрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  

От автора

on Ноябрь 24th, 2012 by admin

Мы привыкли думать, что наше здоровье зависит от питания, медицины, экологии и, наконец, от человеческих отношений. Но мало кто знает, что наше здоровье и благополучие зависят от жизненной философии, составляющей принципы нашего мышления. В результате 30-летней практики психологического консультирования людей, находящихся в кризисе, болезни и неудаче, я всегда добивался успеха, если мне удавалось изменить жизненную философию человека. Так возникла теория и практика саногенного мышления*.

Примерно 15-20 лет тому назад я приступил к разработке теории эмоций, основанной на представлении о том, что они имеют внутреннюю структуру. Я выдвинул предположение, что любая эмоция, которую принято рассматривать в качестве чего-то спонтанно возникающего, как проявление бессознательного, на самом деле имеет точное определение на языке умственных операций, на языке определенной программы, в результате которой бессознательно и возникает некоторая эмоция, а человек осознает только ее результат. Следуя этой гипотезе, удалось исследовать высшие эмоции, такие как обида, вина, стыд, зависть, ревность и другие.

Мое открытие состоит в том, что мне удалось описать психическую структуру этих эмоций с точки зрения «поведения ума», операциональных программ поведения, вырабатывающих ту или иную эмоцию. Передо мной предстала внутренняя структура эмоции со всей ее очевидностью! И когда я увидел, что это можно обнаружить и экспериментально доказать, тогда я разработал систему саногенного мышления.

Еще З. Фрейд утверждал, что если человек осознает свой комплекс, то постепенно наступает исцеление. Но в его подходе не описываются умственные операции. Так вот, когда встала задача постижения человеком того, что делает ум, когда он обиделся или ему стало стыдно, то оказалось, что такое знание невозможно получить из самонаблюдения. Это знание приносится извне, как результат достижений всей психологической науки, науки о поведении, информационной теории и т.д. И когда мы, вооруженные этими знаниями, переходим к рассмотрению того, как это осуществляется, то обнаруживается, что такие эмоции, как обида, или вина, или стыд, состоят из абсолютно (геометрически) точных умственных операций.

Поэтому, когда я обучаю структуре обиды, вины или других эмоций, уменьшается вероятность того, что учащийся будет чувствовать себя виноватым, обиженным. Существует множество подобны психотерапевтических приемов. В психосинтезе Ассаджиоли есть очень полезная методика ведения дневника. Я стараюсь, чтобы человек, обучающийся умению анализировать свои переживания, мог иметь точки опоры. В данном случае — в дневнике, который он ведет.

Дневник может оказаться полезным, например, если человек обиделся на кого-то и пришел к выводу, что в групповой психотерапии нет необходимости.

Заочный курс не менее эффективен. Из чего он состоит? Если коротко, в нем описывается интимная, внутренняя структура любой эмоции. Человек научается структурировать эмоции. Сначала — формально. Потом ему предлагается вспомнить свои собственные эмоции и подойти к ним с точки зрения их структуры. И после того, как человек проделает раз пять, шесть или десять подобные операции со своими эмоциями, он научится разбираться, как они устроены. Предположим, он обиделся на жену, на друга, на шефа. И когда он увидит, что структура обиды одна и та же, и ответит на вопросы, выявляющие бессознательные ожидания, он приобретет способность к интроспекции. Это как раз то, о чем мечтал Титченер. Вот, скажем, так называемая «ошибка стимула». В этом плане любая наша эмоция является «ошибкой стимула».

Более того, Ж.-П. Сартр говорил, что все наши эмоции — результат действия магического сознания. С точки зрения саногенного мышления магическое сознание естественно для человека. А саногенное мышление — это изживание магии. Конечно, магию мы изживаем не полностью. Ведь в чем суть магии? В том, что я как бы присваиваю реальности ту самую сущность, которая существует и во мне. Разрабатывались ритуалы, с помощью которых можно было «влиять» на поведение различных систем — природных (например, на погоду) или человеческих. Оказалось, что магия особенно эффективна в управлении поведением людей потому, что, если вы верите в ритуалы, направленные на изменение поведения людей, то магия на вас действует. Вся магическая медицина основана именно на этом (например, филиппинское хилерство и т.п.). Но одно дело, если магические приемы используются «вслепую», и совершенно иное дело, если человек сам осознает, что он делает.

Прорыв, осуществленный саногенным мышлением в области духа, состоит еще и в том, что человек сам разбирается со своими проблемами. Все психотерапевтические школы основаны на представлении о том, что есть психотерапевт и есть клиент. Психотерапевт должен помочь ему разобраться с его проблемами. К. Роджерс сделал существенный шаг вперед. Он сказал: «Нет, все зависит от самого клиента. Я ему только помогаю, — сижу и эмпатически слушаю, даю ему обратные сигналы, принимаю его таким, каков он есть, и т.п.» Это произошло в 1942 году. Колоссальный прорыв, совершенный во время грандиозного насилия человека над человеком… Конечно, К. Роджерс оставил значительный след.

Если взять восточные учения, например, оккультно-эзотерическую школу Г. Гюрджиева, то мы увидим, что автор школы исходит из предположения, что учитель и ученик находятся в отношениях абсолютного детерминизма. Вся тренировка, так называемые танцы Гюрджиева, в сущности сводятся к единственному приему: все ученики должны замереть по сигналу, скажем, по движению пальцев учителя. Этот навык тренировался до автоматизма. Ученик служил своему учителю безоговорочно. Да и весь Восток держался на этом. Это удивительная теория. В конечном счете, она совершенно бесчеловечна и ложна! Рассказывают случай, когда гуру щелкнул пальцами, и ученик замер в канаве. В канаву же быстро прибывала вода, и ученик в результате едва не утонул! С точки зрения гюрджиевского учения это рассматривалось как высшее достижение ученика.

Вообще, танцы Гюрджиева, посредством которых производилось систематическое зомбирование учеников, производили огромное впечатление на обывателя. И, несмотря на всю критику, в истории психотерапии гюрджиевский подход остался! Я думаю, что некоторые люди нуждаются в том, чтобы ими жестко управляли, и они исцелялись под таким влиянием. Это вполне естественно и подобно тому, как маленький ребенок обучается чему-то под жестким руководством родителей.

Но ведь мы живем в совершенно иную эпоху. И система саногенного мышления исходит из совершенно других предпосылок: в ней считается, что если человек владеет всеми методическими разработками и в соответствии с ними регулярно и систематически работает над собой, то он вообще не нуждается в учителе! Система саногенного мышления усиливает потенциал свободы каждого человека, и в этом ее сила.

Я с удивлением обнаружил, что саногенное мышление оказывает огромное влияние на психосоматические заболевания. Другими словами, это различные болезни тела, вызванные отрицательными эмоциями и состоянием сильного эмоционального стресса. Причем более половины случае гипертонической болезни, рака, заболеваний щитовидной железы, гастрита, язвы желудка, ревматоидных артритов, кожных и других заболеваний современная медицина относит именно к психосоматике. Если, например, на обиду у человека возникает пищеварительная реакция (ну, так научился организм), то когда он размысливает свою эмоцию, она перестает быть пусковым механизмом этой патогенной реакции. И человек выздоравливает.

Я употребил слово «размысливает». Это термин СГМ-теории. Я ввел этот специальный термин вот почему. Я размысливаю обиду, то есть я разлагаю ее на составляющие элементы, и она проходит.

Или возьмем стыд. Представьте человека с огромным комплексом неполноценности. На теории стыда построена вся философия и психология А. Адлера. Он учил, что чувство неполноценности базируется на переживании человеком себя маленьким ребенком. Это неправильно. Ведь маленький человек тоже управляет взрослыми: ребенок управляет родителями. Вопрос лишь в том, с помощью каких средств. Сердцевиной комплекса неполноценности является не переживание того, что он сильнее меня, а стыд, эмоция стыда.

На самом деле, если человек страдает комплексом неполноценности, то ему не нужно проходить тренинги, на которых он самоутверждается. Если застенчивого человека обучить нахальному поведению, то получается нахальный застенчивый человек! Застенчивость неверно рассматривается как агрессия против себя, против других. А на самом деле в основе лежит эмоция стыда, которая реализуется в различных поведенческих проявлениях, эмоциональных отношениях, самовосприятии, формировании Я-концепции.

Таким образом, когда человек размысливает свой стыд, то постепенно его комплекс неполноценности уменьшается.

Еще один предрассудок, поддерживаемый всеми психоаналитиками, состоит в подчеркивании значения высокой самооценки. Говорят, что «он закомплексован потому, что у него низкая самооценка». На самом деле, как низкая, так и высокая самооценка являются отклоняющимися факторами, и терапевтически они вредны. Суть состоит в том, чтобы человек принял себя таким, каков он есть. Например, я оцениваю себя слабым, потому что я кривоног и хром. Если я принимаю себя таким, то я решаю эту проблему. А с точки зрения концепции самооценки я должен выискивать, в чем же я всех превосхожу, в чем я сильнее. «Я кривоног, но зато у меня прекрасный интеллект; я кривоногий и хромой, но зато у меня мышцы рук прекрасно работают». Это компенсаторная теория, и она описывает только внешние феномены и не решает проблемы закомплексованности и самооценки.

А истинным механизмом комплекса неполноценности является эмоция стыда. Умственные операции, образующие внутреннюю структуру эмоции стыда, формируются в возрасте трех-пяти лет. Мной описано в точности, как возникают эти умственные операции.

Саногенное мышление — это один из самых надежных путей к житейской мудрости, здоровью души и тела. Эта методика обеспечивает высокую степень усвоения новых умственных привычек, вытесняет опыт прошлого патогенного мышления. Это не самый легкий, но при систематических занятиях достаточно эффективный путь очищения души от страданий и разрушительных эмоций. Саногенное мышление позволяет разрешать кризисные состояния человека, вызванные различными жизненными обстоятельствами, с помощью психологической поддержки, не прибегая к лекарственным препаратам, которые являются, по существу, той же смирительной рубашкой, только химической.

Система саногенного мышления позволяет постепенно научить клиента, как, впрочем, и любого здорового человека, делать бессознательное сознательным в результате развития способности контролировать умственные операции, рождающие нежелательные эмоции.

Саногенное мышление расширяет многообразие ходов мысли и раскрепощает мысль, предлагая новые программы, уменьшающие чрезмерное проявление эмоций. Чтобы мыслить саногенно, нужно выработать новые привычки думать о конкретной эмоции, скажем, об обиде, стыде и зависти. Тогда эти эмоции не смогут однозначно программировать ход мыслей и поведение.

Вообще, за появление теории саногенного мышления нужно благодарить застой и оцепенение, которое царило в нашем обществе. Сегодня над этим работать невозможно! Мы вынуждены думать о том, как заработать себе на жизнь. А для того, чтобы создать свою систему, я примерно двадцать лет не интересовался ничем другим! Мне, как заведующему кафедрой платили в 70-х годах около 500 рублей. Это была очень высокая зарплата. Я мог думать только о своем деле. Никто меня не спрашивал, хорошо или плохо я работаю. Члены партийной ячейки мыслили патогенно, но, хотя я был беспартийным, мне удавалось с ними ладить. Такое проникновение в глубь проблемы, размышление над сутью возможно для человека, который не принадлежит ни к какой школе. Я не принадлежал ни к какой школе. Я делал вид, что разделяю эту худосочную теорию деятельности Леонтьева, которая, в общем-то, завела психологию в тупик. В любой школе я находил изъяны и противоречия. Я считал, что не надо принадлежать ни к одной школе. И поэтому создал саногенное мышление.

Начиная с И.Г.Фихте, принято считать, что нравственное здоровье человека зависит от того, какой философией он владеет. Саногенное мышление может быть классифицировано как научная философия обыденной жизни.

Та философия, по которой теперь сдают экзамены, обслуживает партии, организации, общественные движения и науку. Такая философия отдельного человека не обслуживает. Так, Эпиктет вел свои беседы, и каждый мог их посещать, заплатив ему копейки. Я обнаружил, что эти беседы во многом построены по принципам саногенного мышления (на том уровне знаний, конечно)!

С этой точки зрения каждый человек создает свою теорию жизни в определенном контексте. Скажем, влюбленный и вступающий в брак создает философию любви и брака, семьи. Есть философия профессии. Отелло имел свою философию ревности.

Философия — это основание мировоззрения человека, определяющее стиль его мышления и, в конечном счете, определяющее поступки и кризисы, в которых он оказывается. Поэтому, когда у человека философия плохая, он больной, ему плохо. А хорошая философия должна вывести его из этого состояния. Саногенное мышление дает именно такую нормальную философию.

Впрочем, здесь я ничего нового не сказал. Этому учил еще Спаситель. Почему христианство с такой силой распространилось? Потому что оно предлагало лучшую философию жизни.

Большая часть людей владеет патогенной философией обыденной жизни. Она порождает конфликты. С этой точки зрения овладение саногенным мышлением означает овладение научной философией обыденной жизни. Думаю, что не любовь и не красота спасет мир. Человечество выживет только благодаря мудрости.

Обыденное мышление человека патогенно в том смысле, что оно обязательно порождает эмоциональный стресс и конфликт с самим собой, с окружением, со всеми его последствиями для здоровья. Это не патологическое, а вполне нормальное мышление, но оно патогенно.

Все учителя человечества, указывая путь повышения здоровья, предлагают укротить такие эмоции, как гнев, зависть, гордость, страх. Они предлагают не культивировать и не переживать эти эмоции. Но опыт говорит, что человек не может устранить эмоцию, если она есть. Он может только не выражать ее. Для здоровья важно не просто подавлять эти эмоции, а добиться того, чтобы они не были сильными и не стали хроническими. Для здоровья также важно, чтобы эмоции не программировали вашего поведения и не были источниками длительного эмоционального стресса, ведущего к истощению защитных сил организма. Но если эмоции нам не подвластны, то сохранение здоровья человека проблематично.

Саногенное мышление расширяет многообразие ходов мысли и раскрепощает мысль, предлагая новые программы, уменьшающие эмоциональность. Чтобы мыслить саногенно, нужно выработать новые привычки думать о конкретной эмоции, скажем, об обиде, стыде и зависти. Тогда эти эмоции не смогут однозначно программировать ход мыслей.

Эта теория признает как положительные, так и отрицательные функции эмоций, которые являются продуктом духовной эволюции человека и участвуют в адекватном управлении поведением. В соответствии с традициями современной отечественной психотерапии мы никогда не делим людей на плохих и хороших.

Единственный правильный путь адаптации к своим эмоциям — это научиться правильно обижаться, правильно быть виноватым, правильно оскорбляться и правильно стыдиться, так, чтобы опыт переживания способствовал личностному росту и повышению саморегуляции.

Москва, сентябрь 1999 г.
————————-
* СаноГенное Мышление (СГМ) — («sano» /лат./ — исцелять, оздоравливать, утешать, ободрять, приводить в порядок и «geno» /лат./ — (по)рождать) — то есть мышление, которое исцеляет, оздоравливает, утешает и ободряет.

Комментарии к записи От автора отключены